Трепещет яростное сердце,
Пылают очи старика,
Почуяв в доме иноверца,
К кинжалу тянется рука...

Важа Пшавела

Война в Абхазии
1992—1993
Увеличение текста: Ctrl+

НачалоБиблиотекаПравда о трагедии в Абхазии → Мои попытки предотвратить трагедию

Предлагаю вниманию читателя два важных, как представляется, документа:

1) мое выступление на XIV пленуме Абхазского обкома Компартии Грузии 2 октября 1978 г.;

2) обращение, сделанное мною 7 сентября 1992 г., сразу же после бойкотирования В. Ардзинба и его сторонниками московских переговоров от 3 сентября того же года.

На пленуме я говорил, что сепаратистские выступления, имевшие место в феврале 1978 года, следует разделить на два этапа: до принятия постановлений ЦК КПСС и ЦК Компартии Грузии по Абхазии — и после него.

Известно, что одной из главных причин, по которым были приняты данные постановления ЦК КПСС, Совета Министров СССР и ЦК КП Грузии, послужил ряд справедливых требований трудящихся Абхазии относительно проблем экономического и социально-культурного развития автономной республики. ЦК КПСС И ЦК КП Грузии проявили понимание и удовлетворили все наши просьбы. Стало быть, в ответ на это следовало мобилизоваться для изыскания путей успешного претворения в жизнь названных решений.
Далее я постарался проанализировать, почему такое происходит в период, благоприятствующий наибольшему развитию, расцвету экономики, науки, культуры автономной республики.

Причина первая — беспринципное отношение властей к подобным проявлениям в прошлом (подразумеваются события 1967 года). Вместо того, чтобы откровенно сказать народу о злонамеренных действиях одних, ошибках других, заблуждениях третьих и принять необходимые меры, проводилась политика заигрывания, умиротворения, служебного и морального поощрения «ущемленных». Я подчеркнул, что бытует политически неправильная оценка упомянутых событий: в партийных документах они названы «самочинным сходом». Если согласиться, что сход был самочинным, то есть никем не организованным, стихийным, получается — в роли его инициаторов выступили народные массы. А это клевета на абхазский народ, по природе своей глубоко интернациональный. Позиция всепрощенчества (в прошлом и настоящем) создала в республике условия, когда питательная среда для воспроизводства подобных явлений не истощалась, а обогащалась и расширялась. Возникла обстановка неопределенности и неуверенности, в которой не все смогли правильно сориентироваться, выбрать верную политическую линию.

Вторая причина заключалась, по моему убеждению, в деформации представлений об истинном патриотизме, ослаблении чувства интернационализма.

Не существует патриотизма «вообще». Любовь к Родине — это исторически определенное понятие, наполненное конкретным социально-экономическим смыслом, реальными делами. Мы хорошо помним, как в недавнем прошлом, прикрываясь лживым патриотизмом, используя коварную силу демагогии, выступая с трибун «от имени народа», многие руководящие лица совершали антиобщественные поступки (разбазаривание земель Абхазии, табачные и чайные «дела» и др.). Речь идет о тех, кто на словах клянется в верности своему народу, но ровно ничего не делает для его блага и, следовательно, не имеет никакого морального и гражданского права предъявлять претензии кому бы то ни было. Это они делят наш и без того малочисленный народ, много раз на протяжении веков страдавший от превратностей судьбы, на абхазов «элитных» и «второсортных» (по признаку происхождения, в зависимости от того, кто в каком районе, даже селе родился или какой у него «ценз оседлости») — и на подобной основе, исходя из местнических интересов, пытаются вершить судьбы всей республики. Они же дифференцируют нас на «знающих и не знающих» абхазский язык, хотя сами толком его не знают. И, лицемерно бия себя в грудь, представляясь защитниками национальных интересов, проповедуют бредовую идею национальной исключительности. Создалось нетерпимое положение, когда носители сепаратистских идей, вкупе с «обиженными» — освобожденными в прошлом с полюбившихся должностей за антигосударственные деяния, — стали фактическими пособниками внешних деструктивных сил.

Ниже приводится полный текст моего обращения от 7 сентября 1992 г. Полагаю, на фоне сложившейся сегодня ситуации оно должно прозвучать так же актуально, а возможно, его содержание приобрело еще более глубокий и принципиально важный смысл.

ОБРАЩЕНИЕ

— к абхазскому народу;

— к депутатам абхазской фракции Верховного Совета Абхазии;

— лично к Владиславу Ардзинба.

Наше Отечество — Абхазия — в опасности. Уже пролилась кровь невинных людей. Разрушены города и села. Над многострадальной абхазской нацией нависла угроза физического уничтожения.

Сегодня нет времени разбираться в том, кто и как привел нас к этой трагедии, — народ и история всех рассудят и расставят на свои места, воздав должное каждому в меру его ответственности и преступных деяний. В этот трагический час нужны всеобщая сплоченность и безотлагательное претворение в жизнь московских соглашений.
Поэтому я обращаюсь к депутатам абхазской фракции Верховного Совета Абхазии с просьбой еще и еще раз оценить создавшуюся ситуацию и придти к мудрому решению. Хорошо знаю, что многие из вас не раз пытались предотвратить крайне радикальные шаги Владислава Ардзинба. Увы, он так и не понял, что государства в одночасье не создаются. Известна истина: в политике нереальное — авантюрное, что всегда приводит к кровопролитию. К глубокому сожалению, на этот раз так оно и случилось. Бесплодна, чревата трагедией попытка рубить с плеча, посягая на вековую дружбу и родство двух древних народов.

В этот грозный час я обращаюсь ко всей абхазской интеллигенции — ученым, деятелям науки, литературы и искусства, к молодежи, к нашим кормильцам — труженикам села и рабочим промышленных предприятий с просьбой возвысить свои голоса в защиту согласия и мира.

Я обращаюсь лично к Вам, Владислав Григорьевич, призывая с позиций реализма, без упрямства и амбиций, во имя спасения своего народа взвесить все «за» и «против», как это делают в тяжелые минуты испытаний подлинные государственные деятели. На вас ложится ответственность за судьбу абхазского народа, особенно высокая в данный критический момент истории.

Вы, как историк, должны хорошо знать, что летопись человечества свидетельствует: при мудрых правителях страны к народы процветают, при недальновидных — гибнут. В судьбе нации каждому из нас отведено свое место, и мы обязаны оставить в нем добрый след.

Сегодня бесполезны, даже вредны поиски виноватых; тем более неуместно создавать образ «врага» в лице представителей собственного народа. Нас постигло одно большое горе, и наша святая обязанность — сделать все возможное для стабилизации обстановки.

Владислав Григорьевич! Поймите, наконец, что ваш святой гражданский, патриотический долг — подняться выше собственных интересов и амбиций ради счастливого будущего абхазского народа!

Кровь уже пролилась — и в немалой мере вследствие вашей неудачной политической режиссуры. В вашем положении истинный, честный и мужественный абхаз созовет сессию Верховного Совета Абхазии и уйдет в отставку во имя спасения нации, чтобы, не дай Бог, абхазский народ не постигла роковая судьба убыхов.

С надеждой,
Лорик Маршания член-корреспондент аграрной Академии наук Грузии, 7 сентября 1992 г., г. Сухуми.

Именно после этого обращения Ардзинба навесил на меня ярлык предателя.

С болью в сердце я вижу сегодня, что мое предсказание в основном сбылось...

* * *

В связи с трагедией Абхазии особого внимания заслуживает Обращение Главы Грузинского государства господина Э. А. Шеварднадзе к Президенту России Б. Н. Ельцину, сделанное 16 сентября 1993 г., за десять дней до падения Сухуми.

«БОРИС НИКОЛАЕВИЧ!
Обращаюсь к Вам в трагический для моей Родины час. Не будучи способен уже о чем-либо просить Вас, ставлю в известность, что под Сухуми концентрируются танки и тяжелая боевая техника гудаутской группировки. Счет идет на минуты. С минуты на минуту ее силы вторгнутся в беззащитный, лишенный минимальных средств обороны город. То же самое происходит в Очамчирском районе, откуда мы, уважая свои обязательства по Сочинскому соглашению и Вашу добрую волю, вывели живую силу и технику. В итоге торжествует произвол грубой, бесчеловечной силы, поправшей букву и дух трехсторонних соглашений и роль России — гаранта их неукоснительного соблюдения. Уже в третий раз наш народ ощущает себя обманутым теми, кто, поставив свою подпись под договоренностями, ничего не предпринимает для их выполнения.

В чем же мы провинились перед Россией и миром? Не в том ли, что в который уже раз в истории грузинского народа пожелали себе свободы и независимости?

Все, что я могу сказать по этому поводу, сказал сегодня, во время нашего телефонного разговора, Вам и Вашим представителям. Нас обезоружили, и это произошло потому, что поверили Вам. Теперь нам нечем защищаться, и мне не остается ничего другого, как вылететь в Сухуми и вместе с его безоружными горожанами голыми руками отстаивать город».
Комментировать это Обращение излишне. Скажу только. что при всем драматическом лаконизме оно отражает суть и многие стороны проблемы.

Владислав Ардзинба и его политическое кредо
 

© 2015—2018 Проект «Война в Абхазии»
Ваши отзывы, пожелания, интересные материалы отправляйте по адресу: admin@war-in-abkhazia.ru