Трепещет яростное сердце,
Пылают очи старика,
Почуяв в доме иноверца,
К кинжалу тянется рука...

Важа Пшавела

Война в Абхазии
1992—1993
Увеличение текста: Ctrl+

НачалоВоенные преступления против мирных жителейМатериалы уголовных дел по фактам массовых убийств, геноцида и других тяжких преступлений, совершенных властями ГрузииУничтожения научных учреждений, памятников культуры и истории

Осуществление геноцида проявлялось во всем. Уничтожению подвергалось все, что могло свидетельствовать об истории и культуре абхазского народа.

Так, 18 августа 1992 года, сразу же после захвата г. Сухум войсками Госсовета Грузии двери всех кабинетов здания Абхазского научного института языка, литературы и истории им. Д. Гулиа  были взломаны, сейфы вскрыты, документы и книги разбросаны по полу, а стены обстреляны из автоматического огнестрельного оружия.

Силами сотрудников института было организовано дневное дежурство, но ночью входные двери взламывались неизвестными лицами, оконные решетки нижнего этажа были сорваны в первые дни.

Так продолжалось до 11 октября 1992 года, когда утром в здание ворвались вооруженные лица, их было 8 человек. Они потребовали от сотрудников освободить помещение.

И с этого дня начался организованный вывоз имущества института под прикрытием, окружавших его гвардейцев.

22 октября 1992 года, примерно в 15 часов, загорелось здание АбИИЯЛИ. На вопросы звонивших по 01 дежурный отвечал: «Знаем, но у нас нет бензина, тем более для АбНИИ».

Одновременно со зданием института было подожжено путем взрыва и здание Центрального Государственного архива Республики Абхазия, к которому пожарная команда все же прибыла, но не смогла тушить пожар из-за перекрывших дорогу гвардейцев, не только угрожавших пожарникам, но и стрелявших из автоматов для острастки.

Первоначально пожар в Госархиве был потушен прибежавшими из соседних домов ул. Леселидзе гражданами, но подъехавшие на двух автомашинах гвардейцы вновь подожгли его с помощью слитого из автомобиля бензина и выстрелами из пистолетов разогнали всех. Пожарную машину не допустили к тушению пожара и стояли там до тех пор, пока здание не сгорело.  После того, как сгорело здание, они стали ракетницей стрелять, как бы салютуя содеянному, а затем долго стреляли из автоматов. Гвардейцы оставались у архива до поздней ночи и ушли, когда убедились, что его невозможно потушить.

Кроме того, следствием установлено, что поджогами Государственного архива руководили Чургулия Дима (Беслан) и Мамукелашвили Бесо, служивший в личной охране Т. Надарейшвили. Материалами следствия установлено, что поджог АбНИИЯЛИ и Госархива был организован Т. Надарейшвили, министром Г. И. Ломинадзе, его замом А. И. Ломинашвили.

Разгул террора и преступности на оккупированной территории Абхазии были вынуждены признать сами представители оккупационных властей Абхазии. При взятии города Гагра был обнаружен рукописный текст письма тогдашнего Главы Администрации Гагрского района Эдуарду Шеварднадзе.

Вот что он писал:

«...Вместе с тем нас беспокоит один вопрос. В связи с пребыванием новых сил за эти 4-5 дней в городе фактически жизнь погасла, грабят дома и квартиры. Начали с ограбления абхазских домов, потом продолжили грабежи армянских, русских, а сейчас приступили к ограблению грузинских квартир. В городе фактически не осталось ни одной частной или государственной машины, которую бы не вывезли. Меня больше беспокоит политическая значимость этого процесса. От грузинского народа уже фактически отмежевалось население других национальностей. В городе   и среди грузин имеется тенденция недовольства по отношению к армии, что может вызвать нежелательные результаты, так как в нашем городе имеются многочисленные группы сторонников Звиада, которые ведут нежелательную пропаганду, и грабеж вооруженными частями льет воду на их мельницу.

Я не хотел бы беспокоить Вас, господин Эдуард, сам бы действовал вместе с комендантом, если бы не имел место грабеж. Но уже процесс становится неуправляемым, так как фактически невозможен контроль над различными частями. Наверное, необходимо срочно выделить группу министерства обороны, чтобы своевременно контролировать части армии, в противном случае нами будет политически проиграна борьба».

Сохранилось письмо министра юстиции оккупационного правительства О. Бенидзе от 20 января 1993 года на имя Надарейшвили Т. В.,  в котором говорилось следующее:

«Как Вам известно, в последние годы в связи со сложной общественно-политической ситуацией, а также с глубоким кризисом в экономике и социальной сфере в Республике Грузия, сложилась критическая криминогенная ситуация. Еще более усугубилась эта ситуация в Автономной республике в связи с военным положением.

Совершаются особо опасные преступления, большинство из них носят организованный характер. Преступный элемент проник во все сферы жизни. Правоохранительные органы оказались, откровенно говоря, не у дел. Этому, в большинстве случаев, способствовали веские объективные причины».

А вот  что писал начальник Сухумского РОВД Р. Рапава: «В городе тяжелая криминогенная ситуация, продолжаются грабежи, мародерство, угоны автомашин и т. д. За прошедшую ночь зафиксировано до 200 вызовов граждан на помощь. Очень большое количество мародерств совершается как преступниками, так и гвардейцами... в город «на помощь» в большом количестве прибывают добровольцы, среди которых много преступников... Практически нет возможности проводить следствие».


© 2015—2018 Проект «Война в Абхазии»
Ваши отзывы, пожелания, интересные материалы отправляйте по адресу: admin@war-in-abkhazia.ru