Трепещет яростное сердце,
Пылают очи старика,
Почуяв в доме иноверца,
К кинжалу тянется рука...

Важа Пшавела

Война в Абхазии
1992—1993
Увеличение текста: Ctrl+

НачалоПубликации → Грузино-абхазская война (1992—1993 гг.)

Десяткам миллионов людей в бывшем Советском Союзе и за его пределами, побывавших в Абхазии, трудно забыть о море и пальмах в Гаграх, запахе хвои реликтовой сосновой рощи в Пицунде, озере Рица, сухумской набережной, подземных красотах Новоафонской карстовой пещеры… Но в августе 1992 г. кипарисово-олеандровый рай в одночасье превратился в ад — Абхазия была ввергнута в пучину войны.

30 сентября 1993 г. грузинские войска, захватившие годом раньше большую часть территории Абхазии, были наголову разгромлены. На алтарь Победы сложили свои головы около 2 тыс. защитников Абхазии. Более четверти из них не являются абхазами, это русские, украинцы, армяне, греки, турки, представители северокавказских республик, казаки и другие. Еще больше пострадала грузинская сторона, десятки тысяч жителей этого благословенного края стали беженцами, а армия потеряла около 2000 убитыми и 20 000 — ранеными.

В чем же причины этой войны? Можно ли было ее предотвратить? Оставался ли шанс найти компромисс во всех сложностях абхазо-грузинских отношений? Постараемся дать ответы на эти вопросы.

Благодатный край, в котором жили абхазы, издавна притягивал к себе взоры соседних народов, был перекрестком культур. Сюда приплывали и основывали свои государства древние греки, здесь были римские и византийские крепости, с VIII по X в. существовало Абхазское царство, которое в 975 г. вошло в состав Грузии. В XVI—XVIII столетиях в Абхазии усилилось политическое влияние Турции.

С 17 февраля 1810 г. Абхазия, отдельно от Грузии, добровольно вошла в состав России. В многовековой истории взаимоотношений абхазского и грузинского народов была и совместная борьба с завоевателями (Арабским халифатом), и территориальные споры, войны. Однако качественно новая ситуация в грузино-абхазских отношениях начала складываться в последней трети XIX в., когда после кавказской войны 1817—1864 гг. и восстания абхазов 1866 г. начались их массовые выселения в Турцию. Это явление получило название «махаджирство».

Обезлюдевшая часть Абхазии заселялась русскими, армянами, греками и особенно, населением Западной Грузии. И если в 1886 г. абхазы составляли 86 % населения на своей территории, а грузины — 8 %, то в 1897 г. уже соответственно — 55 % и 25 %. После установления Советской власти Абхазия была независимой Советской Социалистической республикой. Но под давлением И. В. Сталина она сначала заключила федеративный договор с Грузией, а в 1931 г. вошла в нее на правах автономии. В 1930—1950-е гг. репрессии Л. П. Берии и массовое переселение грузинских крестьян довели грузинское население в республике до 39 %, а абхазское до 15 %. К 1989 г. это цифра достигла соответственно: 47 % и 17,8 %. В Сухуми и Гаграх грузинское население было еще выше. Это сопровождалось выдавливанием из обихода абхазов их языка и культуры. Протесты абхазской интеллигенции и рост национального абхазского самосознания достигли пика к 1989 г. в период горбачевской перестройки, после XIX Всесоюзной партийной конференции.

Митинг абхазской общественности в селе Лыхны и обращение к ЦК КПСС о восстановлении статуса Абхазии как союзной республики использовали в своих интересах грузинские националисты. 9 апреля 1989 г. в Тбилиси начался митинг с требованием остановить «абхазский сепаратизм», а окончился фактически требованием отделения Грузии от СССР. 17 марта 1991 г. 57 % населения Абхазии проголосовало за сохранение СССР. Выборы в Верховный совет Абхазии, который возглавил не представитель госпартаппарата, а ученый, доктор исторических наук, директор Абхазского института языка, литературы и истории Владислав Ардзинба, также раскололи его пополам. Последующая в декабре 1991 — январе 1992 г. гражданская война в Грузии и свержение националиста Гамсахурдия только ужесточили ситуацию. Под маркой борьбы с звиадистами Гамсахурдия Госсовет Грузии частично ввел свои войска на территорию Абхазии и пытался распустить избранный 6 января 1992 г. Верховный совет Абхазии. Последующий парад суверенитетов вместо переговоров и заключения нового договора между Абхазией и Грузией, в результате распада СССР, не разрядил обстановку. Руководство Абхазии настраивалось на переговоры между В. Ардзинбой и Э. Шеварднадзе, но в ответ загрохотали выстрелы, двинулись вперед танки, пролилась кровь…

Силы, приведшие Э. Шеварднадзе к власти в Грузии, во главе которых стояли люди с уголовным прошлым Китовани и Иоселиани, не хотели ждать.

Командир отряда «Мхедриони» Джаба Иоселиани в интервью «Независимой газете», незадолго до начала грузино-абхазской войны, чрезвычайно высоко оценил вклад Э. Шеварднадзе в разрушение СССР: «Шеварднадзе разрушил империю „изнутри и сверху”, „прокравшись туда”»1.

К этому времени Иоселиани был известен широкими карательными походами против Южной Осетии.

Историческая Россия (Российская империя, СССР, Российская Федерация), претендующая на правопреемство, вместо того чтобы объединять вокруг себя народы, поступила иначе: вопреки собственным интересам союзное, а затем российское руководство приложило недюжинные усилия, чтобы оттолкнуть своих союзников — отнюдь, разумеется, не приобретя союзницы в лице Грузии.

Председатель Верховного совета Абхазии Станислав Лакоба позже будет иметь все основания сказать: «Такое впечатление, что Россия готова пожертвовать своими национальными интересами ради территориальной целостности Грузии»2.

Наивысшим выражением благодарности Грузии можно считать начавшийся 22 сентября 1992 г. в 11.30 интенсивный обстрел подразделениями Госсовета Грузии российских воинских частей, дислоцированных в селе Нижняя Эшера. Российские военнослужащие были вынуждены открыть ответный огонь из БМП для подавления грузинских огневых точек.

Война со стороны Грузии была развязана тогда, когда были далеко не исчерпаны возможности мирного решения конфликта. Увы, грузинское руководство решило вместо договора — решение национальной проблемы осуществить силой, вплоть до геноцида целого народа. Надуманный предлог ввода войск для охраны коммуникаций и разгрома остатков «звиадистов», превратился в повторение «опыта присоединения Южной Осетии». Но были у войск Госсовета Грузии и свои особенности. Это сочетание примитивного уголовного насилия с широким применением против мирного населения и гражданских объектов боевых вертолетов, оснащенных ракетами и бомбами, танков, гаубиц, установок системы «Град», а также запрещенного Женевской конвенцией 1949 г. оружия — «игольчатых» снарядов и кассетных бомб. Особенно это проявилось при уничтожении мест компактного проживания абхазского этноса в селах Сухумского и Очамчирского районов и оставалось характерным для действий вооруженных сил Госсовета Грузии на протяжении всей войны.

Вместе с тем война, начавшаяся 14 августа 1992 г., соединила в себе черты почти всех локальных войн, уже развернувшихся к тому времени на территории бывшего СССР. Стремительность и жестокость агрессии с применением мощной военной техники, придавали ей сходство с только что закончившейся войной в Приднестровье; разгул уголовного террора по отношению к гражданскому населению со стороны грузинской армии уже имел прецедент в Южной Осетии; многомесячная оккупация, растянутость военных действий более чем на год имели аналогию в Нагорном Карабахе. Чрезвычайно резко оказалась выражена в Абхазии и общая, родовая черта этих войн: узаконенное союзным, а затем и российским руководством кричащее неравноправие в вооружениях. Республики «первого сорта» получали свою долю при разделе Советской Армии, автономии — ничего. Они вынуждены были решать проблемы собственной безопасности уже в разгар конфликта.

Особенно резко это сказалось в Абхазии, ввиду ее исторической связанности с народами Северного Кавказа и того резонанса, который вызвал здесь нападение Грузии на нее.

По совокупности всех этих признаков война 1992—1993 гг. в Абхазии до сих пор занимает особое место в цепи войн, вызванных распадом СССР. Парадоксальное сочетание в ней разных, казалось бы, взаимоисключающих элементов не имеет аналогов. Здесь ее называют «отечественной». По всей республике стоят памятники и чтят ее защитников. И это название имеет два плана. Первый, очевидный — конечно, защита своей маленькой Родины. Но вполне явственно обозначался и второй: смысловая и душевно-эмоциональная связь с тогда еще всеобщей и живой в стране памятью о Великой Отечественной войне. Это нашло свое выражение во множестве черт: и в имени маршала Баграмяна, данном армянскому добровольческому батальону, и в уподоблении Ткуарчала блокадному Ленинграду, и в надписи «фашисты», на мостах, зданиях и т. д. применительно к войскам Госсовета Грузии.

Наконец, здесь не было отчуждения «советскости», которое залило к тому времени территорию Грузии и самой России. Напротив, Абхазия, подобно Южной Осетии и Приднестровью, была территорией, пытавшейся защитить Союз как всеобщую ценность, и это причудливым образом сочеталось с широким участием в абхазском ополчении добровольцев из Конфедерации горских народов Кавказа (КГНК), весьма не чуждой русофобии, и казачества, известного своим умением стоять на защите интересов державы.

Остается неоспоримым историческим фактом, который можно подтвердить документами и свидетельствами, то, что реальную помощь Абхазии оказали батальон КГНК (горцы) и так называемый «Славбат» (казаки и добровольцы из русских регионов России). Именно они, примерно 1,5 тыс. чел., в том числе батальон Шамиля Басаева (286 чел.), вместе с абхазским ополчением оформились в регулярную армию, а не мифическая масштабная поддержка Российской армии, переломили ход войны.


Бойцы женского абхазского батальона.


Истинную причину провала войны для Грузии показали даже весьма неблагосклонные к абхазам авторы «Всемирной истории войн» Эрнест и Тревор Дюпюи. Имея подавляющий перевес в силах, грузины не сумели им воспользоваться. Грузинская армия явила на поле боя абсолютную беспомощность. Единого командования в ней не было до самого последнего времени. В порядке вещей стали ссоры и обиды между военачальниками.

Грузинская армия за год с лишним войны в Абхазии не провела ни одной мало-мальски грамотной с военной точки зрения операции3.

Весь ход боевых действий подтверждает правоту этой оценки.

Ранним утром 14 августа 1992 г. грузинские войска вошли в пределы Республики Абхазия. В этой акции участвовало до 2 тыс. грузинских «гвардейцев», 58 единиц бронетехники и автобусов «Икарус», 12 артиллерийских установок. Колонна растянулась на несколько километров по шоссе от Гали к Очамчире. Кроме того, наступление поддерживалось с воздуха четырьмя вертолетами МИ-24 и военно-морскими силами.

В ходе операции под кодовым названием «Меч» в Тбилиси планировали, по данным абхазской разведки, что основные силы проследуют по железной дороге, высадят свои гарнизоны во всех узловых пунктах, и проснувшаяся Абхазия будет у них в руках. Другая группировка была в ночь с 14 на 15 августа отправлена морем из Поти в Гагры. Морской десант численностью в несколько сотен национальных гвардейцев с четырьмя единицами бронетехники двигался на двух десантных кораблях, двух «Кометах» и барже. Накануне бесславного похода в Абхазию Грузия, по подсчетам экспертов Центра кавказских исследований, получила со складов бывшего ЗакВО около 240 танков, множество бронетранспортеров, около 25 тыс. автоматов и пулеметов, десятки орудий и ракетно-артиллерийских систем, в том числе «Град» и «Ураган»4. Это оружие, ранее принадлежавшее 10-й мотострелковой дивизии, было передано согласно ташкентским соглашениям. Тогдашний министр обороны Т. Китовани обещал не применять его в Абхазии, но слово не сдержал.

Морской десант на рассвете 15 августа остановился на рейде у поселка Гантиади (ныне Цандрыти), в 7 км от границы с Российской Федерацией. Администрация Гагры была уже оповещена о десанте. За ним в разных местах с берега велось визуальное наблюдение, но слишком мало имелось сил и средств для того, чтобы воспрепятствовать его высадке. Около часу дня морской десант стремительно приблизился к берегу и высадился в устье реки Хашунсе. Среди бойцов абхазского народного ополчения, которые ему препятствовали, некоторые были с автоматами, большинство — с охотничьими ружьями, кое-кто — вообще безоружным. Тем не менее ополченцы вступали в бой. Оборону держали до семи вечера, а потом получили приказ отойти к санаторию «Украина» — удобному для обороны участку трассы на западной окраине Гагры. Но была опасность удара с тыла, со стороны села Псахара (Колхида) на восточной окраине Гагры, где засевшие у дороги члены местной гагрской группировки «Мхедриони» и присоединившиеся к ним сотрудники гагрского ГОВД грузинской национальности вели огонь по проезжавшим машинам и убили несколько мирных жителей.

Часть грузинского десанта двинулась к реке Псоу. После короткой схватки на посту у границы восьми военнослужащим внутренних войск Абхазии пришлось отойти на российскую сторону, где они была разоружены и интернированы.

Но главные события начавшейся войны развивались на Сухумском направлении и, конечно, в Сухуми.

Незадолго перед войной, по настоянию главы Гатского района, абхазское руководство убрало пост на мосту через реку Ингур. В Гале к грузинским войскам присоединились местные «гвардейцы». Дальше грузинская колонна двигалась к первому патрульному посту у села Охурей Очамчирского района, где дежурили девять резервистов из отдельного полка внутренних войск (ОПВВ), созданного на базе расформированного 8-го полка МВД России. Они обманным путем были взяты в плен. Около 12 ч 14 августа у поселка Агудзера резервисты местного батальона ОПВВ оказали сопротивление наступавшим. Но оно было быстро подавлено превосходящими силами, и далее грузинские войска двигались беспрепятственно.

К 12 ч дня грузинские войска оказались в Сухуми, в районе турбазы имени XV съезда комсомола. Здесь к ним примкнули местные грузинские формирования. Впоследствии колонна двинулась к центру Сухуми. Грузинские гвардейцы атаковали позиции бойцов ОПВВ, которые под натиском значительно превосходящего их противника вынуждены были отступить к Красному мосту. Здесь организацией обороны занялся военный комиссар республики С. Дбар. Красный мост был перекрыт и заминирован. На вооружении резервистов, против которых действовали танки и вертолеты, имелись бутылки с зажигательной смесью, изготовляемые по ходу боя. Кроме того, против защитников Красного моста действовали снайперы и пулеметчики, засевшие в ближайших высотных зданиях. После перехода в наступление грузинских танков головной из них был подбит абхазскими бойцами, а затем танк был доставлен в расположение их позиций. После ремонта он стал наводить ужас на бывших своих владельцев. В этот же день, 14 августа, после обращения к народу республики председателя Верховного совета Абхазии В. Г. Ардзинбы, Президиум Верховного совета объявил всеобщую мобилизацию граждан от 18 до 40 лет.

«…На нашу землю вторглись войска Госсовета Грузии… На наши предложения решить вопросы взаимоотношений мирным путем нам ответили танками, пушками, самолетами, убийствами и грабежами. И это показывает истинную роль нынешнего руководства Грузии. Мир решительно осуждает эту варварскую акцию, и его моральная и материальная поддержка нам обеспечена. Я думаю, что мы должны выстоять в этот трудный час и мы выстоим», — говорилось в обращении по телевидению В. Г. Ардзинбы5.

В эти первые дни войны появились и первые жертвы с обеих сторон. В результате обстрела из вертолета пляжа санатория МО России, погиб российский офицер и несколько членов семей военнослужащих. Все отдыхающие затем были срочно эвакуированы на территорию России.

Уже 15 августа грузинская сторона предпринимает дипломатический маневр. По инициативе министра обороны Грузии Т. Китовани (руководитель вооруженной группировкой Госсовета) начались переговоры. Была достигнута договоренность с целью недопущения дальнейшего кровопролития об отводе вооруженных сил обеих сторон от линии противостояния за пределы города. Однако уже 18 августа грузинские войска вероломно захватили Сухуми, оставленный без прикрытия абхазскими формированиями, отошедшими за реку Гумиста. Гвардейцы Тенгиза Китовани торжественно водрузили на куполе здания Совета министров Абхазии государственный флаг Грузии с автографом своего патрона. В «лучших традициях» средневековья Китовани отдал им город на 3 дня. Начались повальные грабежи магазинов, складов, частных домов и квартир лиц негрузинской национальности, убийства и издевательства над мирными гражданами по национальному признаку. Войска ОПВВ вынуждены были приступить к созданию Гумистинского оборонительного рубежа.

18 августа Президиум Верховного совета Республики Абхазия принял Указ о создании Государственного комитета по обороне (ГКО) республики под председательством В. Ардзинба. Командующим Вооруженными силами Абхазии был назначен полковник В. Какалия, а начальником штаба — полковник С. Сосналиев, прибывший 15 августа 1992 г. в Абхазию добровольцем из Кабардино-Балкарии.

С первых дней войны по призыву конфедерации горских народов Кавказа (КГНК) для оказания братской помощи абхазскому народу в Абхазию из Северного Кавказа и Юга России через Главный Кавказский хребет стали прибывать добровольцы группами и в одиночку. Добровольцы вливались в абхазские вооруженные формирования. Некоторые из них, особенно чеченцы и казаки, имели хорошую полевую выучку. Командиром 1-го батальона КГНК был назначен Шамиль Басаев, а 2-го — Руслан Гелаев. Через девять лет Р. Гелаев вместе с группой грузинских диверсантов безуспешно пытался проверить на крепость своих бывших однополчан. Такие зигзаги делала история войны между Грузией и Абхазией.

В свою очередь, на стороне Грузии стали воевать снайперы из Литвы и Латвии, наемники из западных областей Украины.

С самого начала войны весьма сложная ситуация возникла в Абжуйской Абхазии — Очамчирском районе и г. Ткуарчал. Эти регионы оказались оторванными от основной части страны, где дислоцировалось военное и политическое руководство республики.

С первого дня войны в Абжуйской Абхазии стали стихийно создаваться партизанские отряды, которые не позволили грузинским войскам захватить Ткуарчал. Командовал этими группами Аслан Зактария.

После захвата Сухуми грузинами руководство Верховного Совета и Совет министров Абхазии были эвакуированы в Гудауту, районный центр в 35 км западнее Сухуми.

Таким образом, к 18 августа Вооруженные силы Абхазии контролировали район от реки Гумисты до села Колхида (поворот на Пицунду) и шахтерский поселок Ткуарчал с рядом абхазских сел Очамчирского района на востоке республики. Но в этих районах не осталось практически грузинского населения, которое в Сухуми встречало танки Госсовета цветами.

Но грузинские войска, вместо того чтобы развивать свой военный успех, занялись повальными грабежами, мародерством и пьянством. Награбленное имущество граждан абхазской, армянской, русской национальностей, госучреждений, музеев, научных институтов вывозилось, как правило, в сторону Тбилиси. Бронзовый памятник Ленину перед зданием Совета министров Абхазии был снят и отправлен на переплавку, остальные памятники обстреливались из танков и автоматов. Следы этого вандализма по всей Абхазии видны и через 10 лет — в 2002 г.

Поведением «бравых победителей» был обескуражен даже назначенный председателем Временного комитета по стабилизации положения в Абхазии и так много сделавший для их прихода Гиви Ломинадзе: «Я слышал и мог представить, что такое война, но гвардейцы набросились на город как саранча»6.

Грузинские военные бесчинствовали в городе и на селе, насиловали женщин, убивали. Десятки и сотни людей были взяты в заложники, подвергались избиениям и издевательствам. Все это вызвало массовый поток беженцев. Мировая общественность не могла не откликнуться на беду маленькой Абхазии. 20 августа в Гудауте, Тбилиси, Сухуми побывала делегация Верховного совета России. Манифестации прокатились по городам стран Ближнего Востока, Европы и Америки, где живут представители многочисленной адыго-абхазской диаспоры. Конфедерация горских народов стала перебрасывать в Абхазию добровольцев. Президент России Б. Ельцин не желал вступать в конфликт с Э. Шеварднадзе. Но на 3 сентября была намечена трехсторонняя встреча России, Грузии и Абхазии. В это же самое время грузинские военачальники пытались решить «абхазскую проблему» своими методами.

Наглядным представлением о том, как это им виделось, а заодно и о них самих, дает выступление тогда еще командира бригады специального назначения «Тетри арциви», позже командующего войсками Госсовета Грузии в Абхазии, бывшего капитана Советской армии 27-летнего полковника (затем бригадного генерала) Георгия Каркарашвили, прозвучавшее 25 августа по сухумскому телевидению: «Если из общей численности погибнет 100 тыс. грузин, то из ваших погибнут все 97 тыс., которые будут поддерживать решения Ардзинбы».


Экипаж легендарной БМП «01 АПСНЫ» абхазской армии, отбитой у противника в бою у Красного моста в Сухуми 14 августа 1992 г.


Это была открытая угроза геноцида абхазского народа. В ответ В. Ардзинба заявил, что эта борьба хорошо вооруженной и обученной армии против, по сути, гражданского населения глубоко безнравственна, бесчеловечна, что «мы будем защищать Родину до конца, в случае необходимости уйдем в горы и будем вести партизанскую войну».

В течение конца августа — начала сентября грузинские войска пытались безуспешно прорвать оборону абхазских сил на реке Гумиста и захватить до начала переговоров оставшуюся абхазскую территорию. Но это им не удалось ни до переговоров, ни после заключения соглашения о выводе грузинских войск. Грузинская сторона его не выполнила, и, в свою очередь, абхазы, горцы, казаки 2 октября 1992 г. сами перешли в наступление под Гагрой. Геройски защищая свою землю, подбив танк, погиб гудаутец Сергей Смирнов, пал смертью храбрых любимец бойцов молодой командир Артур Шаханян — выпускник 17-й сухумской средней школы. Бок о бок с абхазами, армянами, русскими, греками, украинцами сражались и грузины, которые стали впоследствии героями Абхазии и заслужили ордена и славу.

Особо следует сказать о казачестве. Когда-то, во время восстания 1866 г., поднявшиеся против царизма абхазы разрушили в селе Лыхны часовню, у стен которой до этого хоронили казаков. В 1992 г. внутри этой разрушенной часовни с почестями похоронили казака, приехавшего воевать за Абхазию, — жест, символизирующий новую страницу во взаимоотношениях Абхазии с казачеством.

Все эти люди независимо от национальности встали на защиту справедливости, против варварства грузинского руководства и его методов ведения войны (29 августа 1992 г. абхазские позиции были обстреляны из гаубиц игольчатыми снарядами, запрещенными международными конвенциями).

Российское руководство в целом по отношению к конфликту между Грузией и Абхазией занимало «сбалансированный» подход, тактику уравновешивания.

В то же время сессия Верховного совета России 24—25 сентября 1992 г. приняла постановление «Об обстановке на Северном Кавказе в связи с событиями в Абхазии». В нем, в частности, было сказано: «Решительно осудить политику руководства Грузии, пытающегося путем насилия решить проблемы межнациональных отношений и потребовать от него немедленного прекращения военных действий, вывода воинских формирований с территории Абхазии, соблюдения основных прав и свобод человека. Приостановить передачу Грузии вооружений, боевой техники, боеприпасов, частей и соединений Вооруженных сил Российской Федерации, а также прекратить передачу Грузии вооружений, боевой техники, боеприпасов по ранее заключенным контрактам. Воздержаться от заключения с Грузией экономических соглашений впредь до урегулирования конфликта в Абхазии». Примечательно, что это постановление было принято подавляющим числом голосов и примирило и «правых» и «левых», в том числе и таких идейных противников, как С. Бабурин и М. Молоствов.

Еще большие неприятности ожидали Э. Шеварднадзе на фронтах грузино-абхазской войны. Английский военный журнал «Мир Кавказа» (Caucasus World) опубликовал пространную статью «Абхазы. Военные аспекты войны: поворотный момент» (автор — Георг Хевитт), посвященную сражению за Гагры. Она представляет исключительный интерес для истории военного искусства. Перед началом наступления абхазские силы не имели превосходства ни в живой силе, ни в технике, но абхазские отряды контролировали все высоты над городом. Стратегия абхазов и северокавказских добровольцев состояла в том, чтобы пересечь реку Бзынь к югу от Гагр и занять стратегически важную деревню Колхида. Само вторжение в Гагры осуществлялось атакой в трех направлениях, с южных проходов к городу. Одна группа следовала вдоль береговой линии и атаковала город со стороны пляжа и болотистой территории через туристический лагерь, расположенный в южной черте города. Другие два абхазских отряда пробивали свой путь через город по параллельным осям (по Старому и Новому шоссе). Абхазские отряды, прорывающиеся по Старому шоссе, должны были пробиться к центру города и объединиться с отрядами, продвигающимися вдоль побережья. Отряды, продвигающиеся по Новому шоссе, должны были сократить дорогу в Гагры, направляясь к северному краю города, чтобы блокировать любое грузинское подкрепление, которое могло прибыть с севера. Таким образом, абхазские отряды стремились заманить в ловушку картавелинские силы, защищающие Гагры. Нападение пошло по плану. Оба отряда абхазов сошлись в бою против грузинских сил, защищавших железнодорожную станцию. Борьба за нее продолжалась три часа (с 6.00 до 9.00). 2 октября абхазские отряды продолжали наступать в течение всего дня. Следующим местом решительного сопротивления был санаторий напротив универсама. Но к 17.35 эта позиция была окружена и разрушена. Другие отряды абхазов проследовали вниз вдоль Старого шоссе через центр города, и к 16.00 все главные опорные пункты грузинской обороны были под полным контролем абхазов, включая отель «Абхазия» и полицейский участок. Спустя полтора часа Гагра была полностью под контролем абхазов.

Чрезвычайно жестокой была битва за полицейский участок, так как его защищали местные грузинские милиционеры и члены элитного отряда «Белый Орел». В районе Центра реабилитации абхазы взяли 40 пленных.

В ранние утренние часы 3 октября из Сухуми прибыли грузинские вертолеты, но их было слишком мало, чтобы остановить абхазское наступление.


Один из абхазских отрядов на учебном полигоне. На заднем плане интересная «самоделка» — БМП с десятью трубами для запуска снарядов от РСЗО «Град» (видимо, прототипом послужил М4 «Шерман» с ПУ 114-мм реактивных снарядов «Calliope»).


Попавшие в плен грузинские военнослужащие. На первом плане — генерал Зураб Мамулашвили, взятый в плен 4 июля 1993 г. на Сухумской ГЭС.


В дальнейшем грузинская оборона Гагр превратилась в крупномасштабное отступление. Грузинское население тысячами бежало в сторону российской границы.

В полдень 3 октября грузинский бомбардировщик Су-25 атаковал абхазские позиции на пересечении старого и нового шоссе в санатории «Украина». Грузины силами формирования «Белый Орел» стали готовиться к контрнаступлению. 60 отрядов должны были обойти санаторий через горы и напасть на него с высоты. В то же время часть грузинских сил (военная полиция, батальоны «Кутаиси», «Тетри арциви») продвигалась к югу от шоссе, захватывая Старые Гагры и атакуя санаторий. Но это наступление провалилось после того, как грузины увидели на побережье два корабля и высаживающихся из них на побережье абхазов.

На следующий день, 5 октября, абхазы загоняют «Белый Орел» в очень сложную горную местность. К 18.00 эти элитные грузинские силы были разбиты. После этого грузинские формирования были рассеяны по окрестным деревням, а в 8.40 6 октября абхазы вышли на границу с Россией и подняли свой флаг.

Остатки грузинских формирований в течение последующих двенадцати дней понесли тяжелейшие потери, в том числе погиб Гоги Каркарашвили, брат главкома грузинских войск. Сам руководитель Госсовета чудом спасся на вертолете, который сделал два рейса и забрал 62 боевика.

Абхазские формирования захватили 2 танка, 25 БМП, радиостанцию, катер и тысячи пленных.

Под Гагрой были разгромлены отборные грузинские батальоны: дидгорский, цхалтубский, руставский, 101-й гагрский и другие элитные части «Мхедриони». Поражение грузинских частей предвещало, в конечном счете, поражение в войне.

Абхазия получила возможность получать вооружения и добровольцев через горные перевалы и свои северные границы.

Грузинские части не смогли организовать оборону в глубине, их передовые позиции были мгновенно прорваны. В уличных сражениях грузины не смогли применить свое тяжелое вооружение, низки были дисциплина и моральный дух в их рядах, маленькие отряды по 10—12 человек, оборонявшие отдельные здания, не имели связи между собой. Каждый отряд только следил за своим сектором и больше ничего не знал. Было много разногласий между руководителями и их отрядами.

Словом, грузинская армия явила на поле боя подлинную беспомощность, единого командования в ней не было до самого последнего времени. Характерный штрих — в 1992 г. Гагры защищали грузинские отряды, выполнявшие приказы нескольких командиров и не взаимодействовавшие друг с другом. Как грибы после дождя появились батальоны (зугдидские, хашурские и т. д.) численностью по 7—8 чел., во главе которых стояли самозванные полковники (на меньший чин и должность никто не соглашался). В порядке вещей стали ссоры и обиды между военачальниками. Так было, когда Георгий Каркарошвили после поражения стал обвинять в некомпетентности генерал-полковника Анатолия Камкамидзе и дал понять, что не уживется с ним. (Для сведения, в отличие от генерал-майора Георгия Каркарашвили, за спиной которого только высшее военное училище и должность начальника Штаба артиллерийскою дивизиона в бывшей Советской армии, Анатолий Камкамидзе прошел в этой армии путь от курсанта военного училища до генерал-лейтенанта, заместителя командующею войсками округа по боевой подготовке, а звание генерал-полковника ему присвоил Эдуард Шеварднадзе.) Выбор был сделан в пользу Каркарашвили. Но, став в мае 1993 г. министром обороны, он так и не сумел положить в армии конец недисциплинированности, разладу, местничеству. На этом фоне его неоднократные обещания «наказать абхазов широкомасштабным наступлением» могли вызвать лишь улыбку. В конце концов, летом 1993 г. в интервью одному из информационных агентств он вынужден был признать, что «в грузинской армии нет порядка и дисциплины».

По мере возрастания интенсивности боевых действий грузинская армия превратилась в армию бродяг, обвинявших друг друга в поражении. Абхазские отряды, включающие в себя добровольцев — представителей диаспоры из Турции, Сирии, Иордании, горцев Северного Кавказа, были намного лучше подготовлены для совместных действий. У них была хорошо поставлена разведка, их отличали опыт и знания горной местности.

Бытует мнение, что военную помощь Абхазии оказывала и Российская армия. Но подобные обвинения несостоятельны. Шамиль Басаев заявлял, что воюет на стороне Абхазии до тех пор, пока Россия не начала войну с Грузией. В этом случае он будет воевать на стороне Грузии. Всего, по различным данным, добровольцев на стороне Абхазии под Гагрой было около 500 чел. Грузинские силы были значительно больше.

Абхазы обеспечили свой перевес самыми разными способами.

Любопытная и очень выразительная подробность: еще до начала боевых действий, не имея боевых машин, абхазы сформировали экипажи для них. Захваченная боевая машина передавалась одному из экипажей и тотчас же вступала в бой. Это позволило, рассказывают очевидцы, сначала выровнять силы наступавших и оборонявшихся, а потом создать перевес в технике на абхазской стороне. Уже к вечеру 1 октября абхазы взяли село Колхида и быстро продвигались к Гагре, что вызвало панику в грузинских частях, пришлось применять даже заградотряды.

Практически сражение за Гагры было сражением за саму Абхазию. Оно показало неспособность грузинских войск проводить крупномасштабные операции. Имелось впоследствии 4 значительных наступления (январь 1993 г., март 1993 г., июль 1993 г. и заключительное наступление в сентябре 1993 г.). Все они были проведены абхазской стороной. 11 октября 1992 г. постановлением Президиума Верховного совета Абхазии было образовано Министерство обороны Абхазии, которое возглавил полковник Владимир Аршба. В этот же день противовоздушной обороной Абхазии под селом Эшера ракетой класса «Земля — воздух» был впервые сбит самолет Су-25 ВВС Грузии.

Разгром гагрской группировки войск Республики Грузия вызвал панику в Сухуми. Но в целом война приняла затяжной характер. Со стороны Абхазии были попытки высадить морской десант в Очамчире из Гудауты. Абхазы нанесли значительный урон грузинской стороне, но вынуждены были отступить. После нескольких безуспешных, впрочем, и недостаточно настойчивых попыток «прибрать» Очамчиру абхазы сделали расчет на отряды звиадистов, контролировавших Западную Грузию, и не ошиблись. Полковник Лоти Кобалия так и не включился (а ведь обещал) в активные боевые действия в Абхазии. Более того, чинил массу препятствий правительственным войскам, попутно не упуская возможности поживиться за их счет тяжелой техникой и вооружением. И, когда наступил решающий час в битве за Сухуми, подразделения 1-го армейского корпуса грузинской армии так и завязли где-то на подступах к Очамчире. Немногим позже, 3—4 ноября, абхазская армия провела разведку боем на северных окраинах Сухуми у села Гирома. В конце ноября между абхазской и грузинской сторонами было заключено соглашение о прекращении огня на период эвакуации из Сухуми некоторых подразделений Российской армии — 903-го отдельного радиотехнического центра и 51-го дорожного депо. Перед руководством Абхазии стояли две взаимосвязанные задачи: освобождение республики от грузинских войск и обеспечение более или менее сносной жизни для населения на территории, находящейся под контролем Верховного совета Абхазии. Особенно это касалось гуманитарной помощи шахтерскому району Ткуарчал. Весь мир потрясла трагедия сбитого вертолета Ми-8, вывозившего 14 декабря 1992 г. из блокадного района гражданских лиц (женщин, детей, стариков). Вертолет, управляемый российским экипажем, был сбит над селом Лата Гульрикшского района тепловой ракетой «Стрела» с грузинской стороны. Погиб экипаж и более 60 чел. мирных жителей. Ныне фотовыставка, посвященная этому варварству, демонстрируется в Государственном музее Абхазии. Но мир не содрогнулся от этого варварства. Без особых эмоций осталась и правящая Россия.

Неудивительно, что 26 мая 1993 г. трагедия повторилась — над Сакеном был сбит вертолет с мукой и медикаментами для осажденного Ткуарчала. В результате погибли командир эскадрильи Л. Чубров, командир вертолета Е. Касимов, штурман А. Савельев, бортмеханик В. Царев и радист Е. Федоров. И снова молчание со стороны официальной России. Она к тому времени передала Грузии порт Поти с большим количеством техники.

Всего за годы войны от действий грузинской стороны погибло около 50 российских военнослужащих и членов их семей7.

Впоследствии Российская армия увековечила память погибших российских миротворцев, выбив их имена на мемориале, установленном в санатории Московского военного округа в Сухуми.

Наступивший 1993 г. ознаменовался новым наступлением абхазов на Сухуми. Им удалось овладеть несколькими участками на левом берегу Гумисты. Но глубокий снег способствовал росту потерь среди наступавших, и они вынуждены были отступить под плотным артиллерийским и минометным огнем. Тела 23 погибших со стороны Абхазии обменяли на пленных грузин. В середине марта Вооруженные силы Республики Абхазия предприняли новую попытку освобождения Сухуми, форсировав Гумисту в нижнем ее течении. Подготовка наступления велась тщательно. Была продумана и экипировка — бронежилеты и водонепроницаемые костюмы, — которая в этой ситуации спасла жизнь многим абхазам. Но в то же время, наученное горьким для себя гагрским опытом, грузинское командование предприняло самые серьезные меры для укрепления обороны города от предполагаемого наступления. И все-таки в ночь на 16 марта, после интенсивной артиллерийской подготовки и бомбежки с воздуха, абхазские подразделения (в том числе созданный незадолго до этого армянский батальон имени маршала Баграмяна) переправились на левый берег Гумисты, прорвали в нескольких местах оборону грузин и завязали бои за овладение стратегически важными высотами. Отдельные группы просочились в глубь города.

Однако наступление абхазов не удалось, хотя, по признанию грузинских руководителей, «судьба города висела на волоске». Многие пошедшие вперед группы оказались в окружении, держались на левом берегу до 2—3 суток, но сумели, в конце концов, выбраться на правый берег и вынести раненых. Ни в одной боевой операции с начала войны абхазская армия не несла такие ощутимые потери, их было в три раза больше, чем 5 января. Большой урон получили и грузины.

Вновь наступил довольно долгий период, длившийся на этот раз три с половиной месяца, когда боевые действия на Гумистинском фронте сводилось к ожесточенным артиллерийским перестрелкам, а в непосредственный контакт абхазские и грузинские вооруженные формирования входили только на Восточном фронте, в Очамчирском районе. В составе Вооруженных сил Абхазии за этот период увеличилось количество казаков, а в составе грузинской армии появились новые наемники из Западной Украины. Присутствие группировки российских войск на территории Абхазии в этот период являлось сдерживающим фактором. В то же время челночная дипломатия России в лице министра обороны Павла Грачева, министра иностранных дел А. Козырева и спецпредставителя Президента Российской Федерации Б. Пастухова в Тбилиси, Сухуми, Гудауту не дала должного эффекта. Вставала угроза раздела Абхазии, а не окончания конфликта.

Поскольку договориться о выводе грузинских войск с территории Абхазии не удалось, руководству республики Абхазия ничего не оставалось делать, кроме как продолжать борьбу вооруженным путем.

2 июля 1993 г. вооруженные силы Абхазии вновь развернули наступательные действия. Ночью в селе Тамыш Очамчирского района был высажен морской десант численностью 300 чел. Соединившись в районе черноморского шоссе с подразделениями абхазской армии, воевавшей на Восточном фронте, десантники перерезали трассу и в течение недели жестоко удерживали коридор около 10 км, не давая грузинскому военному командованию перебрасывать подкрепления в район Сухуми. Но основные действия наступательной операции разворачиваются севернее Сухуми. Перейдя Гумисту в районе двуречья, абхазские силы в течение нескольких дней заняли села Гумма, Ахалшени, Каман, а также поселок Сухум-ГЭС. Был взят в плен грузинский генерал Мамулашвили. К 9 июля было захвачено стратегически важное село Шромы. Грузинские войска пытались вновь вернуть себе Шромы, но не смогли.

Шли упорные бои за обладание господствующими над столицей Абхазии высотами. В Сухуми прилетел сам Шеварднадзе, а новый министр обороны Грузии Гия Каркарашвили предъявил Абхазии ультиматум о выводе войск из с. Шромы.

Состоявшиеся переговоры между противоборствующими сторонами при участии представителя России министра МЧС С. Шойгу привели к подписанию соглашения о перемирии. Грузинская сторона брала обязательства вывести свои войска и тяжелую технику с территории Абхазии. В свою очередь, абхазская сторона тоже обязалась демилитаризовать свою территорию и сводила свои воинские формирования в полк внутренних войск для охраны коммуникаций и важных объектов. 17 августа Абхазия проводила на родину своих защитников — добровольцев из республик и областей Юга России. Но грузинская сторона не спешила выполнять соглашение. Тяжелая техника не выводилась, а 7 сентября в Галльский район вторглась вооруженная группа сторонников З. Гамсахурдии.

В ответ на это 16 сентября на Восточном фронте абхазские силы предприняли попытку снять блокаду с Ткуарчала своими силами и вышли к реке Кодор (3 км от Сухумского аэропорта). Также началось расширение плацдарма для наступления на Сухуми с севера. Грузинские силы предпринимали попытки прорваться со стороны Очамчиры и пробить коридор к Сухуми, но безуспешно. К 20—21 сентября абхазские части сомкнули кольцо вокруг Сухуми. После упорных боев грузинские войска были выбиты из района универсама на въезде в Сухуми и блокированы в Новом микрорайоне. К 25 сентября абхазские части захватили телевышку и железнодорожный вокзал. Начиная с 25 сентября российские суда, по соглашению с абхазской стороной, стали вывозить тысячи беженцев. Но покинуть город добровольно грузинская армия во главе с Э. Шеварднадзе отказалась.

В результате наступления 26—27 сентября операция по освобождению Сухуми была завершена. В ходе 12-дневных боев абхазские войска разгромили 2-й армейский корпус грузинской армии численностью более 12 тыс. человек. Было захвачено в качестве трофеев много танков, БМП и т. д.

29 сентября был взят Сухумский аэропорт и у реки Кодор соединились войска Гумистинского и Восточного фронтов, закончилась блокада Ткуарчальского района.


Карта-схема грузино-абхазской войны.


В 8.30 30 сентября вооруженные силы Абхазии атаковали и захватили Очамчиру и к вечеру вошли в пустой Галл. К 20 ч этого же дня абхазские отряды вышли на реку Ингур и границу с Грузией. Для народа Абхазии наступила Победа. Обвальное бегство большей части грузинского населения Сухуми, Сухумского, Гульрикшского, Очамчирского и Галльского районов за пределы Абхазии в течение последней недели сентября 1993 г. — это, конечно, тоже огромная человеческая трагедия. Но если бы не было попытки силовым путем поставить абхазский народ на колени — не было бы и катастрофы, постигшей грузинское население республики Абхазия в сентябре 1993 г. Ведь никогда и нигде, ни на каком уровне, ни в каком заявлении абхазы, добиваясь суверенитета Абхазии, не ставили вопроса о депортации из нее грузинского населения, об этнической чистке. Только благодаря Шеварднадзе к 1 октября 1993 г. доля грузинского населения в Абхазии вернулась к уровню 1886 г. Сам Шеварднадзе с позором бежал с «последним» вертолетом России на юг, бросив свою погибающую в Сухуми армию. Россия еще раз оказала Грузии неоценимую услугу, спасая ее президента. Председатель Верховного совета Абхазии В. Ардзинба запретил, во избежание международного конфликта, сбивать этот вертолет. Россияне в вертолете с Шеварднадзе стали для него живым щитом, гарантией его личной безопасности во время этого последнего полета. При этом он бросил погибать в осажденном Сухуми своего старого друга и сподвижника, главу администрации в Абхазии Жаули Шартаву. «Сам Э. Шеварднадзе не мог не знать, насколько ненавистен для абхазов и северокавказцев он сам и его друзья — надеяться на снисхождение можно было лишь в том случае, если бы за пленных вступились уважаемые люди — С. Шамба, С. Соскалиев или сам Владислав Ардзинба… Но на вопрос крупного российского чиновника: — Где Шартава? — последовал ответ главы Грузии: — С ним все нормально…»8

Даже для самого непредвзятого российского наблюдателя очевидно, что грузинские силы разгромили не российские войска и что победа народа Абхазии была глубоко закономерной. Решающую роль в том, что Абхазия выстояла, сыграли мужество и героизм ее сынов и дочерей, всех честных и смелых людей разных национальностей, пришедших к ней на помощь.

В Абхазии издана «Книга вечной памяти» под редакцией В. М. Пачулия (Сухуми, 1997 г.), где пофамильно перечислены те, кто погиб в этой войне (абхазы, русские, армяне, чеченцы, грузины, кабардинцы, осетины, турки, украинцы, греки, черкесы, лазы, адыгейцы, татары, карачаевцы, абазины, немцы, евреи).

С точки зрения военного искусства эта война показательна тем, что июльское и сентябрьское наступление абхазов было активным, решительным, высокоманевренным, ширина фронта — 40 км, глубина — 120 км. Абхазские части и подразделения, созданные на базе народного ополчения, умело поражали грузинские позиции огнем, прорывали в высоком темпе их оборону, насыщенную большим количеством противотанковых и бронированных средств, громили их во встречном бою с нанесением дерзких ударов, упреждая их в открытии огня. Уже первые месяцы войны показали, что тактику партизанской войны абхазы использовали лишь для того, чтобы получить время для мобилизации своих сил. После гагринских событий в их действиях главенствовал не расчет на слепой случаи или везение, а чисто стратегический. Это было особо важно на первом этапе войны, когда они были ограничены как в силах, так и в средствах ее ведения. В этих боях абхазы отбивали танки, боевые машины, артустановки, боеприпасы, словом, бились за трофеи, пополняя свой военный арсенал. А что же грузины? Парадоксально, но факт, имея подавляющий перевес в силах, они не сумели им воспользоваться. Уверенно абхазы показали себя в ближнем и контактном бою. Особенно это проявилось на Восточном фронте. Командный и личный состав вооруженных сил республики Абхазия в результате военной кампании 1993 г. обогатился опытом ведения боев в специфических условиях, как в городских, так и в горных, научился штурмовать сильные опорные пункты и узлы сопротивления.

Заслуживают высокой оценки и действия Военно-воздушных, Военно-морских сил и войск ПВО Республики Абхазия, решавших общие стратегические задачи в ходе военной кампании 1993 г.

27 августа 1992 г. с двух самолетов АН-2 в районе Гудауты началось боевое применение абхазской авиации. До этого абхазы во главе с военным летчиком Олегом Чамба использовали только дельтапланы, а в небе господствовала авиация войск Госсовета Грузии: штурмовики Су-25 и вертолеты Му-24. Они безнаказанно бомбили населенные пункты, суда с беженцами, в том числе и обычный пассажирский теплоход, курсировавший по линии Поти — Сочи. Парадокс войны заключался в том, что первым абхазским дельтапланом 19 сентября 1992 г., проведшим бомбежку грузинской бронетехники в районе Гагры, управлял грузин О. Г. Сирадзе. Весть о том, что грузин бомбил войска Госсовета Грузии, облетела всю Абхазию. Впоследствии ему посмертно присвоили звание героя Абхазии и его именем назвали одну из сухумских школ.

Дельтапланы, управляемые летчиками О.Чамба, Авидзба, Газизулиным успешно проводили разведку и бомбили грузинские позиции, причем действовали в таких труднодоступных местах, где не могут действовать ни вертолеты, ни самолеты. Всего абхазские пилоты провели в военном небе около 150 часов9.

Анализ боевого опыта абхазских дельтапланеристов показал необходимость оснащения аппаратов легким пулеметом и посадочной фарой. Война подтвердила, что такие летательные аппараты обнаруживаются, только если пилот на малой высоте увеличивает обороты двигателя. Лучшим способом уклонения от огня является быстрое снижение и полет на бреющем. Война показала несомненную эффективность мотодельтапланов и возможность обучения полетам на них физически крепкого мужчины за 30 ч. Учитывая сообщение, что в 1998 г. Грузия тоже обзавелась дельтапланами, не исключено, что боевые дельтапланы могут использоваться в локальных военных конфликтах, и не только в северо-западной части Закавказья.

В качестве Военно-морских сил в войне для высадки морского десанта и охраны побережья и коммуникаций обе стороны использовали катера и другие плавсредства уже с августа 1992 г.

Войска ПВО Абхазии начали отсчет побед с 11 октября 1992 г., когда уроженец Нового Афона сержант Олег Чмель сбил грузинский самолет Су-25, бомбивший древние христианские храмы. Абхазские части к началу боевых действий под Гагрой в сентябре 1992 г. имели два 120-мм миномета и две установки «Алазань», доставленные горцами. К концу войны за счет трофеев в абхазской армии имелись пушечная, противотанковая и минометная батареи. Бронетехникой абхазская армия обзаводилась, подрывая и захватывая ее у противника, затем шел ее ремонт, и танки и БМП воевали уже на их стороне. В завершающих операциях войны, тщательно подготовленных и спланированных абхазами, по единому замыслу действовали и сухопутные войска, и авиация, и боевые суда. Умело были выбраны направления главного и вспомогательного ударов.

Следует отметить, что, в отличие от начала войны, последние наступления абхазов были полностью обеспечены техникой, вооружением, обмундированием, продуктами и боеприпасами. Умело руководили своими вооруженными силами главнокомандующий В. Ардзинба, генералы С. Соскалиев, С. Двар, М. Кшимария, Г. Арба, В. Аршба.

Как нам кажется, определенные уроки после войны должна сделать для себя и Россия.

Кавказ на протяжении столетий входил в зону интересов руководителей различных государственных образований, как с Запада, так и с Востока. Находясь на рубеже Европы и Азии, обладая уникальной природой и сырьевыми богатствами, он по частям входил то в состав Римской империи, то Византийской, свои следы оставил здесь Арабский халифат и государство Чингисхана. Его делили между собой со времен князя Святослава русские, персы и османы.

Но Северо-Западное Закавказье именно для России, а не для США представляет собой особый национальный интерес.

Во-первых, в начале XIX в. христианские княжества Абхазия и Грузия добровольно, в отличие от некоторых мусульманских территорий, вошли в состав Российской империи. Абхазы и сейчас стремятся в Россию, так как они тесно связаны с адыгами, карачаевцами, черкесами и другими народами Северного Кавказа.

Во-вторых, если Россия уйдет из этого района, то его займут американцы, чтобы иметь доступ к сырьевым богатствам Каспия, контролировать этот неспокойный регион. По разведанным запасам он занимает 3-е место в мире после Арабского Востока и Западной Сибири. Это 40—60 млрд баррелей нефти и 10—20 трлн кубометров газа. И Грузия представляет собой один из наиболее удобных коридоров транспортировки нефти на мировой рынок в обход России.

В-третьих, в причерноморский регион все активнее входит мусульманский фактор. Под эгидой Турции потомки крымских татар все прочнее обосновываются в Крыму, а махаджиры — бизнесмены из Малой Азии и Ближнего Востока восстанавливают экономику своей исторической родины и тоннами за бесценок вывозят реликтовый лес — пиловочник морскими трассами. А это для России не безразлично в свете неоднозначного отношения арабов к чеченской проблеме. Когда 1-я война в Чечне (1994—1996 гг.) обернулась для России неудачей, Грузия отвернулась от северного соседа, обратив свои взоры на страны НАТО. Надуманному стратегическому партнерству пришел конец. Москва оказалась не только ослабленной, но и обманутой.

В-четвертых, тотальный передел мира силовым путем под предлогом борьбы с терроризмом все ближе приближает НАТО к нашим границам. Грузия устами Шеварднадзе заявила, что к 2005 г. она вступит в НАТО. Нынешнее состояние грузинской армии, вооруженной российским вооружением 1960–1970-х гг. (танки Т-72, самолеты Су-25, зенитные ракетные комплексы, сбивавшие еще Пауэрса), уже не устраивает грузинское руководство. Министр обороны Грузии Давид Тевзадзе, коренной сухумец, окончил три военных колледжа — в Италии, Германии и США. Только в последнее время, кроме американских спецназовцев из состава «Зеленых беретов» в Панкисском ущелье, Германия передала вооруженным силам Грузии 150 грузовиков, 500 комплектов обмундирования. Турция поставляет керосин для авиации и дизтопливо для бронетехники. Американцы дали 6 вертолетов «Ирокез» и еще 4 такие машины выделили для разборки на запчасти.

И наконец, после распада СССР русские и граждане России, оказавшиеся за пределами Российской Федерации, попали в большинстве своем в сложное и унизительное положение. Но к таким районам так называемого Ближнего Зарубежья, как Крым, Абхазия, где российских граждан значительное количество, и хотя, если можно так выразиться, тело принадлежит Украине и Грузии, но душа и сердце с Россией, у нас должно быть особенно трепетное отношение. Тем более что при определенных обстоятельствах националисты Украины и Грузии уже не раз объединялись и готовы объединиться опять против «российского имперского мышления», а в крайнем случае — отдать эти территории и народы третьей силе, которая по всему миру отстаивает свои интересы, энергично уничтожая бен Ладена и всех потенциальных террористов.

Поэтому Россия должна занять более четкую позицию в отношении Западного Закавказья. Госдума России после захвата в заложники российских миротворцев в марте 2002 г. сделала взвешенное, но твердое заявление. Территориальная целостность Грузии не отрицается, но силовому варианту решения абхазской проблемы нет места.

Бельгийский исследователь Бруно Коннитерс в своей книге «Политика Запада в области безопасности и грузино-абхазский конфликт» высказал достаточно независимую точку зрения на события в Западном Закавказье. Он говорит о том, что «в конце концов Грузии, возможно, так и не удастся построить собственную государственность»10. Грузия — это по существу государство без территории, без Абхазии, без Южной Осетии, при самостоятельности Аджарии, затаенной озлобленности Менгрелии, оторванности и замкнутости армянского и азербайджанского анклавов.

Коннитерса поддерживают и соотечественники — Оливье Пэ и Эрик Ремакль в том, что ООН и ОБСЕ могут в будущем изменить политику «двойных стандартов» и «не отказывать в государственности народам, которые длительное время ведут болезненную войну за независимость»11.

Грузинский народ, который веками жил в дружбе с Россией, и нынешнее грузинское руководство — два разных понятия.

Но пока мы не возродим свою экономику, не будем содержать мощные и боеспособные вооруженные силы, с нами не будут всерьез считаться ни на Кавказе, ни на международной арене в целом.


Примечания

1 Независимая газета. — 1992, 18 июня.

2 Правда. — 1994, 19 ноября.

3 Дюпюи Э. и Т. Всемирная история войн. СПб.: Полигон, 1993.
Т. IV. С. 749.

4 Российские вести. — 1993, 20 марта.

5 Шария В. Абхазская трагедия. — Сочи, 1993. С. 6—7.

6 Шария В. Абхазская трагедия. — Сочи, 1993. С. 41.

7 Мяло К. Россия в войнах последнего десятилетия XX в. — М.,
2001.

8 Крутиков Е. Мужская дружба. — Известия, 2001, 22 февраля.

9 Павлушенко М. Икары Абхазии // Техника молодежи. № 11,
1999.

10 Кондрашев А. Сациви для «Зеленых беретов» // Аргументы и
факты. № 10, 2002, март.

11 Коннитерс Б. Политика Запада в области безопасности и гру-
зино-абхазский конфликт. — М., 1999. С. 70.

12 Пэ О., Ремакль Э. Политика ООН и ОБСЕ в Закавказье. Спор-
ные границы. — М., 1999. С. 123—129.


© 2015—2016 Проект «Война в Абхазии»
Ваши отзывы, пожелания, интересные материалы отправляйте по адресу: admin@war-in-abkhazia.ru