Трепещет яростное сердце,
Пылают очи старика,
Почуяв в доме иноверца,
К кинжалу тянется рука...

Важа Пшавела

Война в Абхазии
1992—1993
Увеличение текста: Ctrl+

НачалоПубликации → Абхазия: история одна — историографии разные
Пиррова победа Москвы над Тбилиси

Писать о прошлом Абхазии — занятие рискованное. Сегодня существует как минимум три историографии республики, в значительной степени отражающие этнополитические пристрастия их создателей. Достаточно показательно, что нейтральные ученые отказывались обсуждать с корреспондентом «НГ» «этот опасный вопрос».

Версия 1. Абхазия — исконная территория расселения грузин. Абхазы иммигрировали на эту землю в XVII–XIX веках из Турции. Отметим, что этот взгляд на прошлое республики не разделяют большинство грузинских ученых. Однако в грузинских средствах массовой информации (особенно в период предвыборной кампании и последующего за ним правления Звиада Гамсахурдиа) эта точка зрения получила достаточно широкое распространение.

Версия 2. Абхазия — исконная территория расселения абхазов. Грузины здесь появились лишь в XIX веке после кавказской войны, окончившейся массовым махаджирством (бегством) абхазов в Турцию. При этом абхазские ученые ссылаются на статью видного грузинского публициста и общественного деятеля Якоба Гогебашвили «Кем заселить Абхазию?», впервые опубликованную в 1887 году в «Тифлисском вестнике». Автор, признавая, что абхазы являются единственным коренным этносом этой территории, рассматривает вопрос, какой из народов наиболее пригоден для колонизации обезлюдевшей страны.

Версия 3. Абхазия издавна была территорией симбиоза грузинской и абхазской культуры. И абхазский, и грузинский народы с полным основанием могут считать Абхазию своей родиной.

В то же время приверженцы всех «исторических школ» признают, что в период с конца XIX века и вплоть до начала XX века в Абхазию шло массовое переселение грузинского, русского и армянского населения. Так, если по данным переписи 1897 года абхазы составляли 55% населения, грузины — 24,4, русские — 4,8, армяне — 6,2%, то в 1979 году доля грузин в населении республики была уже 47%, абхазов — 17, армян — 18, русских — 13%.

Путь к войне

Абхазско-грузинская коллизия имеет достаточно давнюю историю. В 1921 году, вскоре после оккупации Красной армией Грузии, Абхазия получила статус социалистической советской республики. В том же году Грузия и Абхазия подписывают «особый союзный договор». В 1930 году 3-я сессия ЦИК приняла решение о преобразовании договорной Абхазской ССР в автономную республику в составе Грузинской ССР. В 1936 году Лаврентий Берия убивает председателя ЦИК Абхазской ССР Нестора Лакобу. После гибели Лакобы и вплоть до смерти Сталина проводилась политика «огрузинивания» Абхазии, на все руководящие должности назначались грузины, абхазская топонимика заменялась грузинской, закрывались абхазские школы. В последние годы разрабатывался план выселения всех абхазов из республики.

После смерти Сталина дискриминация абхазов как этноса практически прекратилась. Более того, большинство руководящих постов постепенно было отвоевано титульным народом автономии. Однако по-прежнему проводилась политика «принижения» статуса абхазской государственности — так, например, все назначения па руководящие посты утверждались в Тбилиси.

В 1957 году представители абхазской интеллигенции впервые обращаются в Центр с просьбой о переходе Абхазской ССР под юрисдикцию России. В 1967 году последовало вторичное обращение в Москву. В 1978 году разворачивается новая кампания по выходу Абхазии из состава Грузии и включению ее в состав РСФСР. Кровавых столкновений еле удалось избежать. Чтобы снизить накал страстей, Тбилиси пошел на существенные уступки: диспропорциональное представительство в ВС Абхазской АССР, открытие Абхазского университета, создание национального теле- и радиовещания.

В то же время доперестроечный период грузинско-абхазского конфликта можно рассмотреть и в другой плоскости: национальные страсти нередко использовались грузинскими и абхазскими мафиозно-номенклатурными кланами, озабоченными лишь борьбой за сферу влияния. Так, по одной из версий, события 1978 года произошли после попытки первого секретаря ЦК Компартии Грузии Эдуарда Шеварднадзе упорядочить вывоз мандаринов из республики.

Перестройка придала новый импульс национальному абхазскому движению — местные неформалы, впрочем, как и в других автономиях СССР, искренне поверили, что теперь Центр наконец-то разрешит их проблемы. В 1989 году 30-тысячный митинг в селе Лыхны обращается к Михаилу Горбачеву с требованием придать Абхазии статус союзной республики. Последовали первые вооруженные столкновения между грузинами и абхазами. 1991 год: между президентом Грузии Звиадом Гамсахурдиа и абхазским руководством достигнуто соглашение о новом законе о выборах, по которому этническое меньшинство — абхазы получили около 43% депутатских мандатов, грузины — 40% мандатов, другие народы (35% населения республики) — 17%. В 1992 голу практически сразу же после выборов новый парламент раскалывается на две не признающие друг друга фракции: грузинскую и абхазскую. В том же году простым большинством голосов ВС Абхазии принял постановление «О прекращении действии Конституции Абхазской АССР» и восстановил Конституцию Абхазской ССР 1925 года — то есть фактически объявил о выходе республики из состава Грузии. Через три недели после этого войска Госсовета Грузии входят на территорию Абхазии. Официальная версия Тбилиси — согласованная с абхазской стороной передислокация грузинских войск — была вызвана необходимостью защитить железную дорогу от терактов «звиадистов». Однако абхазский лидер Владислав Ардзинба, отвергнув утверждение Тбилиси о согласованности операции с Сухумом, квалифицировал действия бывшей метрополии как агрессию против суверенного государства. Началась «абхазско-грузинская война».

Московский фактор

В свое время председатель ВС СССР Анатолий Лукьянов говорил молдавскому президенту Мирче Снегуру: «Не хотите приднестровского сепаратизма — подписывайте Союзный договор». Московский сценарий в Абхазии просматривается не менее явно, чем в Молдове. Абхазский лидер Владислав Ардзинба начинал свою политическую карьеру в ВС СССР, где как сопредседатель фракции «Союз» часто консультировался с тем же Лукьяновым. После распада империи абхазский сепаратизм (автор подчеркивает, что не придает этому термину негативного оттенка) имел широкую поддержку у консолидировавшихся во имя «державной идеи» национал-патриотов и коммунистов российского парламента.

Однако, в отличие от Приднестровья, московская помощь в Абхазии имеет и существенную специфику.

В XIX веке Россия пошла на кавказскую войну, чтобы обеспечить коридор, связывающий метрополию с дружественными (по крайней мере по сравнению с Северным Кавказом) Грузией и Арменией. Сегодня Россия помогает кавказским горцам и борьбе со своим бывшим союзником.

Причины, подвигнувшие Москву вмешаться в конфликт, достаточно очевидны. Один из высокопоставленных российских военных советовал корреснонденту «НГ» написать о том, что присоединение благодатной абхазской земли весьма выгодно для России и поэтому не стоит пренебрегать желанием абхазского народа. Однако, возможно, в не меньшей степени срабатывали и другие факторы: с Грузией проводили своеобразную воспитательную работу, чтобы убедить ее вступить в СНГ, и, наконец, срабатывала личная ненависть военных к Шеварднадзе, «развалившему» выводом Западной группы войск армию.

Российские десантники в Гудауте откровенно смеются, когда вспоминают о заявлениях российского руководства о нейтралитете в абхазско-грузинском конфликте. Все российские военнослужащие в конфиденциальных беседах признают, что без их помощи ни о какой победе абхазской армии не могло идти и речи. Причем поддержка не ограничивается поставкой оружия — российская армия осуществляла и артобстрелы грузинских позиций, бомбила Сухум с воздуха.

Автор прекрасно понимает, что сказанное выше выглядит голословно — все российские военнослужащие, естественно, отказывались называть свои фамилии. Однако существуют и другие, правда, в основном косвенные, доказательства участия российской армии в грузино-абхазском конфликте. Даже если поверить Владиславу Ардзинбе, что сверхзвуковые самолеты они покупают за чай и табак, остается непонятным следующее обстоятельство: единственный аэродром на территории Абхазии, с которого возможен взлет Су, принадлежит российской армии. После сочинского соглашения затворы от тяжелой техники абхазская сторона сдала российским военным. Однако после возобновления военных действий эти необходимые механизмы загадочным образом вернулись в абхазскую армию.

Увы, разговор корреспондента «НГ» с заместителем командующего воздушно-десантными войсками России, командующим российскими войсками, дислоцированными в Абхазии, генерал-лейтенантом Александром Чиндаровым не внес ясности в запутанную историю. Генерал был непреклонен: «Российская армия держит твердый нейтралитет». Чиндаров, правда, признал, что «в единичных случаях российская армия открывала ответный огонь по грузинским позициям после переговоров с Москвой», а также, что «в исключительных случаях российские истребители поднимались в воздух для прикрытии российских военных объектов».


Новые игры. Фото Валерия Киселева

«Нетитульные» и Тбилиси

В то же время по меньшей мере наивно объяснять сепаратистские движения в новых государствах распавшейся империи одним лишь «кремлевским заговором». Так, например, в той же Абхазии стремления отделиться от Центра возникли задолго до начали перестройки, а следовательно, и попыток Центра удержать непокорные регионы.

Более вероятно, что движения национальных меньшинств были умело использованы Москвой. При этом вполне вероятно, что во многих регионах эти «процессы» возникли практически одновременно. Интересно, что нередко огромную помощь Центру оказывали новые республиканские власти (Прибалтика, Молдова, Грузия), которые своей негибкой политикой провоцировали национальные меньшинства на стихийные выступления.

В период правления Гамсахурдиа была практически в открытую провозглашена политика: «Грузия — для грузин». В Абхазии это привело к тому, что русская и армянская общины поддержали сепаратистское движение автономии. Интересно, что если бы не поддержка русских и армянских коллег, голосов абхазских депутатов не хватило бы для провозглашения «отделения» от Грузии.

Однако решающий перелом в настроениях русской и армянской общин произошел после начала военных действий. Мягко говоря, грузинская армия слабо контролировалась Тбилиси. Со всей Грузии в Абхазию потянулись добровольцы, многие из которых мечтали лишь о легкой наживе. Начался массовый грабеж негрузинского населения. В эти дни виж абхазских городов напоминал сцены из фильмов в стиле вестерна: по улицам на машинах без номеров (экспроприация на нужды армии) разъезжали пьяные вооруженные молодые люди в штатском, некоторые из них ради забавы стреляли в витрины магазинов. Примечательно, что в беседе с корреспондентом «НГ» в сентябре прошлого года заместитель председателя Госсовета командир военизированного отряда «Мхедриони» Джаба Иоселиани фактически оправдывал происходящее, объясняя, что «война есть война».

Что же впереди?

Абхазские победители стали практически под копирку повторять действия своих противников. После взятия Сухума абхазскими вооруженными формированиями местные жители вывешивали на своих домах платки разных цветов (так, красный цвет обозначал, что здесь живут армяне, зеленый — абхазы), таким образом оберегая свои дома от погромов. Начались грабежи, выселения и даже убийства мирного грузинского населения, в том числе женщин и стариков. По утверждению Тбилиси, эти акции носили запланированный характер — проводилась умышленная этническая чистка. Абхазская же сторона утверждает, что подобные акции проводились без ведома властей уголовными элементами. По мнению Владислава Ардзинбы, уже сейчас предприняты меры для безопасности мирного грузинского населения. Но факт остается фактом: абхазам наконец удалось получить численный перевес среди населения республики — подавляющая часть грузин покинула Абхазию.

Очевидно, что при сохранении нынешнего статуса-кво эти люди уже не вернутся на свою родину. По сути, это не отрицает и абхазское руководство. Так, по мнению Владислава Ардзинбы, «те, кто активно воевал против законной власти, будут лишены гражданства». Так как практически все мужское грузинское население в той или иной степени было задействовано в конфликте, возвращение этих людей, а следовательно, и их семей, более чем проблематично.

Однако новый этнический баланс не снимает прежних проблем. Сегодня наиболее многочисленными некоренными народами непризнанной республики стали русские и армяне. Огметим, что пока в абхазском парламенте по-прежнему сохраняется квотный принцип, ущемляющий права некоренных народов республики.

Но все же главная проблема нового государства (от решения которой зависит и судьба нацменьшинств) — выбор геополитической ориентации. Среди абхазского руководства на этот счет существуют две точки зрения. Часть лидеров Абхазии твердо намерены связать судьбу твоего государства с Россией. Так, руководство Абхазии заявляло о своем желании войти в состав Российской Федерации или же находится под ее протекторатом. Но сущеслвуст и друтая, по сути противоположная точка зрения — ориентация на Конфедерацию народов Кавказа, конечная цель которой — создание самостоятельной Горской Республики. По утверждению командира батальона конфедератов вооруженных сил Абхазии Шамиля Басаева, до сочинского соглашения более 50% бойцов армии непризнанной республики составляли добровольцы с Северного Кавказа. Мало вероятно, что конфедераты смирятся с тем, что они проливали свою кровь для того, чтобы отдать этот благодатный кусок земли русским колонизаторам, жертвуя к тому же при этом столь желанным для Горской Республики выходом к морю.

Практически нереально, что новое государственное образование найдет признание и у Москвы. Нарушение абхазами сочинского соглашения вызвало резко негативную оценку стран Запада. Экономическая блокада Россией Абхазии продолжается — Москве явно не к лицу в открытую поощрять «агрессора». К тому же «поставленная на колени» (выражение Шеварнадзе) Грузия сегодня готова на уступки, клочок же пусть даже очень благодатной земли не стоит того, чтобы провоцировать с таким трудом «укрощенного» нового партнера.

По мнению же председателя комиссии по правам человека ВС непризнанной республики Юрия Воронова, нежелание Москвы «принять» Абхазию подтолкнет ее к конфедератам.

Начав сложную игру, Москва не просчитала своих ходов до конца — и, похоже, победа над Тбилиси оказалась пирровой.

Редакция «НГ» благодарит за ценные консультации научного сотрудника Института этнологии и антропологии РАН Михаила ЧУМАЛОВА.

Игорь Ротарь.


© 2015—2016 Проект «Война в Абхазии»
Ваши отзывы, пожелания, интересные материалы отправляйте по адресу: admin@war-in-abkhazia.ru